Поиск по сайту

Наша кнопка

Счетчик посещений

31966650
Сегодня
Вчера
На этой неделе
На прошлой неделе
В этом месяце
В прошлом месяце
5115
9835
68923
29825329
227889
310384

Сегодня: Апр 21, 2019




ЛАГУНОВСКИЙ А. Лекции по истории русской литературы. Сергей Есенин.

PostDateIcon 31.01.2012 14:42  |  Печать
Рейтинг:   / 2
ПлохоОтлично 
Просмотров: 10120

ИСТОКИ

Когда пишут о детстве С. Есенина, обычно акцент делают либо на испытанном в юные годы влиянии «чуждого» религиозного мировоззрения, сказавшегося затем в творчестве поэта, либо на том добром, положительном, «что способствовало пробуждению у Есенина поэтической фантазии, интереса к народным песням, легендам и сказкам, любви к природе…». И почему-то совсем не говорится о трагедии, пережитой поэтом в ранние годы, о нанесенной ему психической травме. Между тем для уяснения специфики творчества Есенина это имеет первостепенное значение.
Дело в том, что с рождения С. Есенин рос в обстановке нескончаемых ссор и скандалов, а с четырех лет вообще воспитывался без отца  и матери. Татьяна Федоровна, требовавшая от мужа развода, жила в Рязани, Александр Никитич — в Москве. Сергея родители отдали на воспитание дедушке и бабушке по линии матери… Сергей, отмечает старшая сестра поэта, Екатерина, «не видя матери и отца, привык считать себя сиротою, а подчас ему было обидней и больней, чем настоящему сироте». Живя в доме деда, мальчик ощущал себя бесконечно одиноким. Уйдя в себя, он мечтал о том времени, когда родители вызволят его из кромешного ада. Поскольку ожидание длилось слишком долго, а «любящие» отец и мать, занятые выяснением отношений между собой, не спешили забрать к себе сына, постепенно вера ребенка в родительскую любовь была разрушена…
Когда Есенину было девять лет, после многих лет разлуки, родители помирились. Пять лет требовавшая развод Татьяна Федоровна, но не добившаяся согласия мужа даже на получение паспорта, «вынуждена была вернуться к нему», как свидетельствует Александра Есенина. Однако, по словам старшей из сестер, «мать вернулась в дом Есениных, но мира не наступило…»
В возрасте девяти лет Есенин снова стал жить под одной крышей с родителями. Точнее, с матерью и бабушкой по линии отца, поскольку Александр Никитич находился в Москве (работал в мясной лавке), бывая в Константиново лишь наездами. Дети чувствовали себя в родительском доме дискомфортно.
Непонятны и странны были матери духовные запросы сына, его тяга к книгам. Жадность юного Есенина к чтению раздражала ее.
После окончания школы начинается трудовая жизнь. Сына забирает в Москву отец, где будущий поэт работает вместе с ним в мясной лавке. Родители хотели, чтобы он поступил в институт и стал учителем. Сам же Есенин связывал свое будущее исключительно с поэзией. Стычки с отцом, происходившие на этой почве, подтолкнули молодого человека к решению уйти из-под родительской опеки и начать самостоятельную жизнь. Поругавшись с отцом, он устраивается на работу в типографию И. Д. Сытина.
Решение сделать из своего сына учителя явилось последней попыткой  родителей повлиять на жизненный выбор С. Есенина. Однако ничего у них не получилось. Познавший радость вдохновения и муки творчества поэт был готов дойти до последнего предела, чтобы осуществить свою мечту. Наметившийся духовный рост деревенского парнишки, «до костей… пропахшего степной травой и пришедшего в город с пустыми руками, но… с полным сердцем и не пустой головой» и решившего покорить Россию, с каждым годом все больше отдалял его от родителей.
В стихотворении «Возвращение на родину» Есенин описывает одну из своих поездок в деревню. Поэт не может распознать «отцовский дом», так как он там не был много лет. Гость просит случайного прохожего: «Укажи, дружок, где тут живет Есенина Татьяна?» Прохожий оказывается его родным дедом. Поэт не узнает его. Он всех забыл, и его все забыли.
О разладе с матерью рассказывают такие произведения поэта, как «Письмо от матери», «Ответ», «Метель». Письмо, полученное из деревни, повергает поэта «в жуть». Мать не пытается понять духовные запросы сына, ее письмо выдержано в стиле осуждения:

Мне страх не нравится,
Что ты поэт, —

пишет она. Эти слова повторяются дважды. Смысл жизни сына, заключающийся в творчестве, непонятен матери. Она считает, что не стихи ему следовало бы писать, а ходить «в поле за сохою», растить детей.
В стихотворении «Ответ» звучит уверенность, что мать никогда не поймет, «чем он живет и чем он в мире занят». В «Ответе» и в «Метели» появляются образы смерти.  В «Ответе» воспоминание о матери навевает на поэта мысли о собственных похоронах:

Захочешь лечь,
Но видишь не постель,
А узкий гроб
И — что тебя хоронят.

В «Метели» поэт чувствует «близость похорон». И «Ответ», и «Метель» роднят образы вьюги, метели. И в то же время в стихотворении «Письмо матери» поэт пробует нарисовать идиллию родственных отношений между автором и адресатом письма. Он изображает мать милой «старушкой», тоскующей о сыне, переживающей за его судьбу. Успокаивая ее, Есенин сообщает, что с ним ничего не может случиться, что «он не такой уж горький… пропойца, чтоб …умереть», не повидав мать. Поэт пытается уверить ее (и себя заодно), что он ничуть не изменился («По-прежнему такой же нежный») и «мечтает только лишь о том, чтоб скорее от тоски мятежной воротиться в низенький… дом».
Мать предстает в стихотворении как «единственная помощь и отрада… несказанный свет» поэта.
Вот такой противоречивый образ матери создал С. Есенин. И этот образ во многом соответствует драматическим обстоятельствам его личной жизни.

В ПОИСКАХ НЕВОЗМОЖНОГО

«…когда-то, когда-то… веселым парнем, до костей весь пропахший степной травой, я пришел в этот город с пустыми руками, но зато с полным сердцем и не пустой головой. Я верил… я горел…» — говорит, вспоминая юность, автобиографический персонаж драматической поэмы «Страна негодяев» Номах. Есенин, как и Номах, пришел в город отчаянным максималистом и романтиком, ожидавшим от жизни многого. Его сердце было открыто миру и жаждало усовершенствования бытия. Вскоре Есенин нашел и подходящее учение, которое, как ему показалось, могло гармонизировать существование человечества.
Увлечение толстовством — одна из страниц биографии поэта, примечательная тем, что именно с толстовства начались есенинские поиски «невозможного». В марте 1913 г. он написал своему другу Г. Панфилову: «По личным соображениям я бросил есть мясо и рыбу, прихотливые вещи, как-то: вроде шоколада, какао, кофе не употребляю и табак не курю. Этому всему будет скоро четыре месяца. На людей я стал смотреть тоже иначе. Гений для меня  — человек слова и дела, как Христос». В другом письме тому же адресату Есенин сообщил: «Я человек, познавший истину… Я есть ты. Я в тебе, а ты во мне. То же хотел доказать Христос, но почему-то обратился не прямо, непосредственно к человеку, а к отцу, да еще небесному, под которым аллегорировал все царство природы… Люди, посмотрите на себя, не из вас ли вышли Христосы и не можете ли вы быть Христосами? Разве я при воле не могу быть Христосом, разве ты тоже не пойдешь на крест, насколько я тебя знаю, умирать за благо ближнего?..
Да, Гриша, люби и жалей людей и преступников, и подлецов, и лжецов, и страдальцев, и праведников… Люби и угнетателей и не клейми позором, а обнаруживай ласкою жизненные болезни людей… Зачем завидовать тому, кто обладает талантом, – я есть ты, и мне доступно все, что доступно тебе. Ты богат в истине, и я тоже могу достигнуть того, чем обладает твоя душа». Есенину кажется, что он смог постичь «загадку жизни людей». «Для всякого одна истина, — утверждает поэт, — я есть ты. Кто может понять это, для того нет больше неразгаданных тайн».
Около пяти месяцев длилось увлечение толстовством, и это свидетельствует о силе веры молодого поэта. Есенин душой и сердцем принял учение великого графа, однако, когда разумом попытался разобраться в нем, то вдруг увидел, что оно не дает окончательного, абсолютного ответа на вопрос о смысле существования: «Жизнь… я не могу понять ее назначения, и ведь Христос тоже не открыл цель жизни. Он указал только, как жить, но чего этим можно достигнуть, никому не известно». В письме все тому же Г.Панфилову Есенин настаивал: «Мы… должны знать, зачем живем. Ведь я знаю, ты не скажешь: для того, чтобы умереть. Ты сам когда-то говорил: «А все-таки я думаю, что после смерти есть жизнь другая». Да, я тоже думаю, но зачем она, жизнь? На все ее мелочные сны и стремления положен венок заблуждения, сплетенный из шиповника. Ужели так и невозможно разгадать?»
Разочарование в толстовстве заставило Есенина искать другой, более подходящий символ веры. Вскоре он был найден…

Добавить комментарий

Комментарии проходят предварительную модерацию и появляются на сайте не моментально, а некоторое время спустя. Поэтому не отправляйте, пожалуйста, комментарии несколько раз подряд.
Комментарии, не имеющие прямого отношения к теме статьи, содержащие оскорбительные слова, ненормативную лексику или малейший намек на разжигание социальной, религиозной или национальной розни, а также просто бессмысленные, ПУБЛИКОВАТЬСЯ НЕ БУДУТ.


Защитный код
Обновить

Яндекс цитирования
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика